Воля вида, или сказка, рассказанная Дарвином

Опубликовано 4th Июль 2017 в рубрике Боги
.

Согласно Дарвину, в мире живых существ властвует конкуренция. Отбор и селекция наиболее успешных существ приводят к образованию сначала новой популяции, а затем и нового вида. В видовом сообществе, раздираемом противоречиями и борьбой за существование, выживают наиболее шустрые особи. Естественный отбор пестует наиболее приспособленных. Эти фавориты в гонке на выживание имеют больше шансов оставить многочисленное потомство и передать наследникам свои ценные качества.

А потомки, всю жизнь занимаются тем же самым — копят «полезные» качества и передают их по наследству. Из успешных приспособленцев формируются виды, которые в конкурентной борьбе вытесняют виды менее приспособленных животных.
По Дарвину, борьба за выживание идет на всех уровнях — особи, видов и борьбы со средой обитания. Эта борьба и творит чудо, называемое эволюцией. Кто такой человек? Оказывается, потомок насекомоядных зверьков, более успешных, чем их сородичи. Несколько утрируя, можно сказать, что по Дарвину человек — зверёк, который обошел своих сородичей на эволюционном повороте. Не сказка ли это? Похоже на то; только к этой сказке все привыкли…
Однако существует и другой взгляд на проблему происхождения видов, где каждая особь — член своего вида и подчиняется его коллективной воле. Вид, как единый, исторически сложившийся конгломерат особей, принимает общее решение, и отдельные особи претворяют это решение в жизнь. Таким образом, руководствуясь принятым решением, вид входит в соответствующую экологическую нишу, обживает ее и обзаводится необходимыми для существования в ней приспособлениями. Например, сухопутные животные многократно покоряли водный простор и обзаводились для жизни в воде ластами, новой системой дыхания и прочим. Тоже самое происходило с предками птиц, у которых в результате адаптации к полету появились крылья, перья, воздушные мешки.
Вероятно, основой для всех метаморфоз, происходивших с особями — новая коллективная идея вида, которая довлела над каждым животным и побуждала обзаводиться соответствующими приспособлениями. Согласно такому допущению, трансформация особей зависит не от индивидуальных приспособлений, накопленных во время каждодневной борьбы, а от воли сообщества, которое формирует волю индивида, заставляя его трансформироваться психически и поведенчески в нужную сторону. Основываясь на этом, можно сказать: дарвиновский подход абсолютизирует роль особи; альтернативный подход постулирует главенство коллективной воли, которая в конечном счете формирует поведение и облик члена сообщества.
Согласно инволюционной концепции развития жизни на Земле, разнообразные виды животных ведут свое происхождение от разных видов человеческих существ, существовавших на планете в разное время. Если принять эту концепцию, то появление новых видов живых организмов можно уподобить делению клеток. Вид-родоначальник разделяется на один или несколько видов, которые, через какое-то время опять разделяются. Причина, побуждающей виды к разделению, на наш взгляд, является отказ от некой объединяющей идеи, которая не только сплачивала вид-предшественник, но и являлась более совершенной и универсальной по отношению к идее, занявшей ее место. Идея обособления всегда базируется на некоторой самобытности данного сообщества индивидов. Новое сообщество стремится позиционировать себя по отношению к своим бывшим сотоварищам. Например, культурную исключительность можно очень эффектно подчеркнуть отказом от некоторых норм и правил, бытовавших в прежнем сообществе, или, напротив, попытаться ввести новые нормы и правила. В этом случае культурное разобщение служит тем маркером, который отделит настоящее данной популяции людей от его прошлого. По нашему мнению, вид дробиться на отдельные группы не столько в результате географической изоляции, сколько в результате культурной самоизоляции…
Вероятно, причиной инволюции является то, что некий человеческий вид разделяется на отдельные группы (популяции), со временем имеющие все шансы превратиться в самостоятельные виды. По мере того как некогда единое человечество, руководствуясь принципом группового эгоизма, разделяется на части, изначальный богоподобный образ человека претерпевает все большие изменения. Новые группы отщепенцев, дистанцировавшись от этого образа, воздвигают между ним и собой некую идейную преграду, которая оформляется как психические и поведенческие запреты — табу. Таким образом, механизм табу проявляет себя в истории как эффективный способ ухода от Бога. Через систему запретов, накладывающих покрывало забвения на божественное происхождение человека и препятствующих прямому контакту с Творцом, различные популяции людей формировали свою автономность. Это позволяло им подчеркнуть свою исключительность и независимость от иных групп людей.
И современные люди отталкиваются от богоподобного образа человека и стараются сформировать нечто иное. Они берут себе в помощники всеобщую коммерциализацию и технократическое государство. Но движутся они, как ни странно, в противоположную от Бога сторону — к озверению, хотя, вероятно, сами так не считают.
Однако, к чести современного человека, теологические идеи овладевают сегодня массой быстро, как никогда. Это позволяет надеяться, что человечество сумеет соединить науку и религию и узрит наконец истинный источник своего существования — Бога.

комментарии: Закрыты

Комментарии закрыты.